22 октября 2008

в пятн. 24-го пришла почтой первая изданная на русском книга Савитри Деви. Когда я впервые читал Максимиани, то почти не допускал мысли о том, что когда-нибудь её здесь издадут, скорее уж Серрано - а вдруг? экстравагантный поэт, мало ли... Возвращение Солженицына и публикация Деви - два события, в реальность которых я не верил - настолько был убеждён, что советский режим незыблем. Некая незыблемость действительно есть в российском режиме, только проявляется она, как оказалось, в чём-то другом.

  
zoom / Savitri Devi / Савитри Дэви
На прошедшей неделе был день, 22 октября, в который когда-то родился «отец психоделической революции» и умерла «жрица Гитлера» - перефразируя Мандельштама, можно сказать о них: два солнца современного нон-конформизма. Объединяло их только одно: конфликт с Системой (оба сидели в тюрьме), неприятие буржуазных ценностей и убеждение в том, что современного человека необходимо превозмочь. В остальном - это солнца на разных полюсах: Тимоти Лири и Савитри Деви.

Начнём с конца, с мужчины, которого президент Никсон назвал «самым опасным человеком на планете»:

* "Вопросом 60-х было: куда идти после того, как отключены импритинты материальной культуры? Ответами прошлого были: назад к Иисусу, назад к хасидизму, назад в Индию, назад к природной простоте первых американских колонистов... "Здесь и Сейчас" Трансцендентальной Мастурбации. Поколение "Я".
* "Я - неотехнологический язычник, язычник - это прежде всего гуманист".
* "Плагиат - это литературная форма будущего. Человек, который пишет свою собственную книгу, это абсурд".
* "Человечество как биологический вид в настоящее время находится у черты генетического расщепления".

zoom
Лири вырос в католической ирландской семье, учился у иезуитов и стал дипломированным психологом в Беркли, где пришёл к выводу: "психотерапия неэффективна". Весной 1960-го он стал преподавать в Гарварде. Тем же летом, проводя отпуск в Мексике, Лири попробовал "магические грибы". В Гарварде он познакомился с Хаксли и Гинзбергом, и стал вместе с ними пропагандировать псилоцибин в среде американских интеллектуалов, литераторов и музыкантов (Берроуз, Телониус Монк, Керуак etc). В рамках своей работы лечил псилоцибином тюремных заключённых и исследовал его воздействие в группе студентов богословия. Вскоре один студент Гарварда дал ему ЛСД - "это был самый потрясающий опыт в моей жизни". Его деятельностью заинтересовалось ЦРУ, в деканат посыпались письма родителей. "Деканы поддерживали наши исследования, но на них было оказано такое политическое давление, что они не могли нас никак защитить" - в результате он стал вторым после Эмерсона изгнанным из Гарварда профессором.

Вскоре между Лири и Хаксли возникли серьёзные разногласия по поводу использования ЛСД - Хаксли настаивал на скрытном "просвещении лучших", Лири - на доступной рекламе "ЛСД для всех! Немедленно!". В споре о доступности кислоты победил младший, и произошло то, чего Хаксли боялся: ЛСД стали использовать для кайфа, через несколько лет запретили, и все академические исследования были прекращены.

В 1969 г. Лири, уже признанный в качестве одного из гуру поколения, проучаствовавший к тому же в записях Хендрикса и спевший с Ленноном Give Peace a Chance, решил баллотироваться на пост губернатора Калифорнии. В качестве лозунга предвыборной компании Леннон исполнил Come Together. Соперником Лири на выборах был Рейган - видимо, в результате этого, Лири попал в тюрьму: по его словам, полицейский подложил в автомобиль мизерное количество марихуаны, но этого было достаточно для приличного срока. Через некоторое время он из тюрьмы сбежал - всё было организовано с помощью группы Weathermen (чей активист Билл Айерс оказался учителем нынешнего кандидата Обамы), и Лири оказался вначале в Алжире, потом в Швейцарии, где власти задержали его в виду возможной экстрадиции, которой добивались США. В тюрьме он получил в подарок акварель работы Гессе от посетившего его там родственника писателя.

То ли письма знаменитостей, то ли чьё лоббирование имело решающее значение, но Лири отпустили. Через два года он вновь попал в американские застенки, и теперь это оказалось надолго. На воле было много слухов о том, что он одних сдал, других подставил, что ЦРУ исследует его возможности, а сам он телепатически общается с соратниками - как бы там ни было, но, выйдя из тюрьмы, Лири кое в чём существенно изменился. С начала 70-х в Лондоне стал распространяться МДМА (поначалу, в основном, через гей-клубы), т.е. "экстази". Запретили его в Великобритании только в 1977-м, когда он окончательно завоевал популярность (не без помощи совсем других героев, нежели Керуак и Хендрикс - Марка Алмонда, Бой Джорджа, Джорджа Майкла), на следующий год с МДМА познакомился Лири, тут же прозорливо назвал его "наркотиком 80-х" и - вот это было для ЛСД-Гуру не только странным, но и чем-то двусмысленным - сказал: "на этот раз речь идёт о наркотике для избранных. Массовая публика не должна о нём знать". Действительно, в академической среде вплоть до 1978 года был негласный самозапрет на публикацию каких-либо исследований, связанных с МДМА. Однако история с ЛСД повторилась...

В 80-х Лири много выступает с лекциями, пропагандируя убеждение в том, что Интернет 90-х станет эквивалентом ЛСД 60-х... ("ЛСД мы отвоевали у ЦРУ, а компьютеры у IBM".) Узнав в январе 1995 о том, что у него рак в неоперабельной стадии, Лири написал: "я ощутил эйфорию. Наконец-то начинается настоящая игра! Это было предвкушение." Весной следующего года он умер. Часть праха Лири была развеяна в Космосе.

Однажды Лири назвал книгу Гурджиева "Рассказы Вельзевула своему внуку" "поразительным предвидением наступления Межзвёздной Эры" - он настолько верил в эволюционно-фантастические перспективы существования, что эти слова можно отнести и к любой из его собственных книг.

Теренс Маккена: «Я вижу Лири в одном ряду с Торо и Уитменом, и всем американским трансцендентным импульсом. Лири сделал сознание предметом науки, легитимным объектом изучения. Он привнёс инструмент, эквивалентный атомной пушке или циклотрону. И он обосновал невероятно важное положение о том, что исследователь сознания должен исследовать, прежде всего, самого себя. Это было его главным вкладом и его жертвой».
 
zoom
-------------------
Савитри Деви - фигура не менее культовая, но ставшая относительно известной лишь в конце 80-х, через много лет после того, как были написаны её поразительные книги. Единственной из них, допущенной в обычные магазины и изданной обычными тиражами, была законченная вместе со Второй Мировой работа об Эхнатоне, фараоне-изменнике, фараоне-мистике, первом монотеисте, первом фашисте - как только его ни называли, а непросвещённому читателю он известен как муж Нефертити.

"Ты в сердце моем и никто не знает Тебя, кроме меня, Твоего сына" (гимн Эхнатона из её книги "Сын Божий", 1946)

Максимиани Портас родилась в Лионе 30 сентября 1905 в семье полугрека-полуитальянца и англичанки. В детстве стала вегетарианкой. Первое серьёзное увлечение - Шарль Леконт де Лиль. Второе - эллинизм. Закончив в 1923-м школу, она на полгода уехала в Грецию - а получив через пять лет в лионском университе степень доктора философии, отказалась от французского гражданства и переехала в Афины, где изучала античную и современную историю Греции. Найдя в любимой Элладе лишь окаменелые идеалы, Портас в 1929 г. начинает путешествовать - Хайфа, Назарет, Иерусалим. Эта поездка навсегда сделала её противником иудео-христианской цивилизации и сторонником национал-социалистической доктрины. Вернувшись в Лион, она сдала в 1930 университетские экзамены по естественным наукам и стала заниматься с 1931 топологией, логикой и математической философией. В феврале 1932-го умер её отец, и она переехала в Индию, убеждённая в том, что подлинный арийский мир может найти только там. Владевшая французским, английским, немецким и греческим, Максимиани изучила санскрит и половину 1935-го провела в ашраме Рабиндраната Тагора, где совершенствовалась в хинди и бенгальском, а затем стала преподавать историю в колледже неподалёку от Дели. К темам глубокого исследования добавились евгеника, индийская кастовая система и разработка некоего синтеза индуизма и расового нордизма. В 1936 она осела в Калькутте, приняла индусское имя в честь женского божества Солнца и через два года вышла замуж за Асита Кришну Мукерджи, брахмана, издававшего в то время в Калькутте на деньги III Райха журнал “Новый Меркурий” и проведшего 1930-32 года в России, из которой он вернулся антикоммунистом с хорошим знанием русского языка.

"Я навсегда запомню юного слугу, сказавшего мне в славные сороковые: "Я тоже восхищаюсь вашим Фюрером и люблю его за то, что он борется, чтобы заменить на Западе Библию Бхагават-Гитой".

В послевоенной Европе национал-социализм мало кем воспринимался в качестве мистического движения, и Деви стала первой, открыто пропагандирующей культ Фюрера не как культ личности или разновидность партийного сознания, но именно как верность и пламенное служение сверхчеловеческому принципу. В 1945 она посещает Англию, Францию, Исландию, Швецию, активно и открыто пропагандирует расизм и призывает Германию к сопротивлению. Тогда же она пишет: "моя ненависть к лицемерию и малодушию, лежащих в основании любой позиции, ставящей человека во главу угла, укрепила меня в глубоком презрении к «человеку» вообще".

В феврале 1949 г. англичане арестовывают её и лишают почти желанного мученичества, дав шесть лет тюрьмы. В заключении у Деви появляются близкие друзья и глубокие связи, но после прошения мужа, её депортируют в Лион. В 50-х она подолгу нелегально живёт в Германии, периодически совершая паломничества и религиозные церемониалы. В Экстерштайне она переживает центральное откровение о будущей судьбе ариев.

Однако в публичных кругах Деви стала известна, прежде всего, своей активностью в экологических вопросах, основы государственного подхода к которым заложил германский министр сельского хозяйства Дарре (автор лозунга "кровь и почва"). Следует, конечно, иметь в виду то, что движение "зелёных" одновременно являлось адаптационным механизмом и формой легализации бывших нацистских структур.

В мае 1957 Деви прибыла в Каир, где много общалась с Иоганном фон Леерсом, профессором, офицером СС, автором более двух десятков книг и, наконец, мужем бывшей секретарши Вирта. Леерс познакомил с Виртом Гиммлера - в результате чего и был организован Aненербе. Затем Деви побывала в Сирии, Ираке, Иране, Пакистане и вернулась затем в Индию - к мужу, который практиковал после войны индийскую астрологию и мог, благодаря этому, финансировать её поездки. Но в марте 1960 в Лионе умирает её мать, дела требуют присутствия в Европе - и в ноябре она второй раз говорит мужу "прощай", через Цейлон отправляется в Марсель, оттуда сразу в Мадрид, где полтора месяца живёт у Скорцени.

Сейчас есть довольно влиятельные движения и концепции, в которых Гитлер - также осмысляемый в религиозных терминах - является не только защитником, но даже и выразителем подлинного христианства. Такой взгляд был для Савитри Деви, назвавшей католическую церковь "злейшим внутренним противником Национал-Социализма" неприемлем: раз и навсегда она твёрдо заявила и никогда не отступалась от этих слов: "нельзя быть одновременно и Нацистом и христианином любой масти".

В 60-е она много занималась политикой (дружески общаясь с Руделем, Дегреллем, Рокуэллом, Джорданом, Тиндалом, а в августе 1962-го участвовала в Cotswold Camp в графстве Глочестершир, в ходе которого был основан Всемирный Союз Национал-Социалистов, WUNS), но в 1971 г. уехала в Индию, где и жила всю оставшуюся жизнь.

из писем дону Мигелю:
”Несмотря на то, что Гитлер в конце Первой мировой войны «решил стать политиком», он так никогда в этом и не преуспел. В противном случае Он никогда не должен был бы отдавать приказа оставить 10 км между своей рвущейся вперед армией и обращенным в бегство британским экспедиционным корпусом в 1940-м”.
"Если не случится чудо, не пройдет и трехсот лет, как Англии более не будет. Соотечественники моей матери отступят перед многомиллионной массой ублюдков".
"Причина того, что мы не победили - в том, что наш Фюрер был не последним великим Воплощением в этом Временном цикле, но, самое большее, предпоследним. Лишь Калки аватар одержит победу”. "Лично я не поддерживаю никого, ненавидя их всех, и жду лишь дня, когда не останется ничего от всего того, что мы называли «цивилизацией».
28 марта 1980

"если Он еще на самом деле жив, когда Его Мощь будет окончательно явлена, положив конец этому прискорбному упадку? Каждый день я молю о смерти, которая освободит меня".
20 апреля 1982

Через полгода Савитри Деви умерла в доме подруги в Англии, куда её пригласили с лекциями по индийской философии. Её прах перенесли в мемориальный центр Рокуэлла в Арлингтоне, Вирджиния.

Комментарии

"Причина того, что мы не Автор: serdmit (не проверено)