цитаты_фрагменты

Герметический круг

в субботу умер аятолла Монтазери, о к-м я недавно писал - этого следовало ожидать, конечно, после его окончательного отречения от хомейнизма / Почтой пришло 2е изд. "Графической магии исландцев" и "Герметический круг" Серрано - ощущение последних лет слабой цензуры. Из письма 1960г. Юнга Серрано (про Царицу Савскую): "Ваша книга - выдающийся труд. Это сны внутри снов, чрезвычайная поэзия, и, я должен сказать, она совсем не похожа на привычные мне спонтанные продукты бессознательного, хотя известные архетипические фигуры очевидны. Поэтический гений преобразовал исходный материал в формы почти музыкальные, а ведь Шопенгауэр, в свою очередь, понимает Музыку как движение архетипических идей. Главным формирующим фактором, кажется, является притяжение архетипа. Соответственно, читатель оказывается втянут в разрастающийся сон, расширяющееся пространство и неизмеримую бездну времени. Бессознательное, что бы мы ни обозначали этим именем, представляет себя Вам в своём поэтическом аспекте, в то время как я наблюдаю, главным образом, научный и философский, или лучше сказать, религиозный". (издан перевод с англ.)

приоритеты

сегодня у юлианцев ДР Свиридова, у григорианцев - Бетховена (известна дата его крещения, ДР считается предыдущий день): два композитора, которых я не особенно люблю в целом и перед которыми, одновременно, преклоняюсь - это как с Хэнкоком, у которого несколько вещей (для меня, прежде всего - фортепианных) настолько затмевают соседей по цеху, что приоритеты уже не обсуждаются.

сделал тэг Vita Nova (пока 12 постингов), тк буду продолжать освещение тех 3-х дней в связи с Флоренцией (тут и Данте, и выбранный Бехштейн, и Чайковский и много всего) + сделал тэг "флоренция-венеция": эту тему хочется рассмотреть отдельно...
.........
урывками почитываю Лебрехта:
"Последний концерт, данный Фуртвенглером в старой Филармонии - перед тем, как её сравняли с землёй, - включал в себя пророческое исполнение его концертмейстером Эрихом Рёном скрипичного концерта Бетховена. [Фурт:] "Неужели Томас Манн действительно верит, что в "Германии Гиммлера" исполнять Бетховена никому дозволено не было? Неужели он не понимает, что люди никогда так сильно не нуждались в нём? <...> Одно-единственное исполнение великого немецкого шедевра уже есть отрицание духа Бухенвальда и Освенцима, куда более сильное и насущное, чем любое слово. Прошу понять меня правильно: художник не может существовать полностью вне политики. И долг художника как гражданина состоит в том, чтобы выражать эти убеждения. Однако я - более, чем гражданин, я музыкант. И немец, в том вечном смысле этого слова, который утверждается гением немецкой музыки".

"Германия есть самая музыкальная и творческая страна на всей земле, - писал в разгар войны генерал-майор вермахта Винтер, - и немецкий солдат знает, что он рискует жизнью не только за безопасность своего отечества, но также за выживание немецкой музыки".

Кристоф фон Донаньи: "Я не думаю, что Караян вообще принадлежит к немецкой традиции".
.........
у Лебрехта поражает исключительное игнорирование Кнаппертсбуша - ну я понимаю, что он мог не знать или не ценить Самосуда, Голованова, Иванова, Гаука, но Кна? - демонстративное молчание. Похоже, он просто не хотел по каким-то причинам касаться этой темы.

театр

из книги Ф. Йейтса "Искусство памяти", пер. Малышкина

"Слияние неоплатонизма с ранней традицией памяти имеет место и в "Плутософии" францисканца Джезуальдо (1592, Падуя). Джезуальдо открывает главу об искусстве памяти цитатами из фичиновской Libri de vita. Память ему является в трех ипостасях: она подобна Океану, отцу вод, поскольку из памяти проистекают все слова и мысли; она подобна небесным истечениям и свету; она также есть божественное в человеке, образ Бога в душе. В другом месте он сравнивает память с высшей небесной сферой (зодиаком) и высшей наднебесной сферой (сферой Серафима). Очевидно, что Джезуальдова память располагается посреди трех миров так же, как это представлено в замысле Театра. Никто до сих пор не высказывал подозрения в том, что нападки Эразма на цицеронианцев питаются отвращением к оккультной направленности. Но как бы ни оценивалась полемика в "Цицеронианусе", она не должна изучаться без упоминания о Театре Камилло и о той славе, которая гремела о нем в венецианских академиях. Распространение академий было особым феноменом венецианского Ренессанса, и Камилло – типичный венецианский академик, и его Театр более сорока лет был предметом обсуждений в Академии Венеции. Это была Academia degli Uranici, в 1587 году основанная Фабио Паолини, который опубликовал увесистый фолиант под названием Hebdomades, где излагаются речи, произнесенные в том заведении. Он разбит на семь книг, в каждой из которых по семь глав, и семерка является мистической темой всей работы.

Д.П.Уолкер рассматривает труд Паолини как проявление оккультной сердцевины ренессансного неоплатонизма, представленного в развитии, вызванном перемещением этого учения из Флоренции в Венецию. В семичастной структуре Паолини излагает "не только теорию всей фичиновской магии, но и целый комплекс теорий, частью которого она является". К этому можно добавить, что он проявляет также интерес к Каббале и ангельской магии Тритемия, называя имена ангелов Каббалы, сопутствующих планетам, в той же транскрипции, как они даны у Камилло. Одной из главных задач Паолини и его Академии, судя по "Гебдомадам", было применение магических теорий к основному предмету интереса венецианцев, искусству красноречия. Фичиновские проекты "планетарной музыки", направленные на стяжание энергий планет посредством музыкальных гармоний, были перенесены Паолини на искусство красноречия. "Он был убежден", говорит Уолкер, "что как одним только правильным совмещением тонов можно придать музыке энергию планет, так и надлежащим смешением "форм" можно достичь небесной силы выражения. Состав (форм) должен иметь что-либо общее с числом семь, а нечто, что укрыто в самих вещах, есть созвучие слов, фигуры речи и семь идей Гермогена, то есть основные достоинства хорошей речи".

Паолини замечает, что Скалигер был убежден в истинности семи форм и демонстрировал их "quasi in Theatrum" (Hebdomades, p.24). Неизвестно, о какой работе Скалигера тут может идти речь, но это замечание указывает, что Паолини причислял оппонента Эразма к мистической школе риторики и памяти – "Семерке".

Классический театр, как он описан у Витрувия, призван отображать мировые пропорции. Расположение семи сходен зрительного зала и пяти выходов к сцене задается вершинами четырех равносторонних треугольников, вписанных в окружность, центр которой совпадает с центром орхестры. Эти треугольники, говорит Витрувий, соответствуют trigona, которые астрологи вписывают в зодиакальный круг.26 Так, круглая форма театра отображает зодиакальный круг, а семь проходов между рядами и пять выходов к сцене соответствуют сорасположенности двенадцати знаков и четырех треугольников, устанавливающих связи между ними".

Новая Жизнь: предварительные материалы (2)

из купленной 23-го книги Мартынова "Казус Vita Nova", Москва 2010
(год издания напоминает мне самарский 1918 - раз уж 4я армия, (ана)логично подумать, что печаталась Ливеровская в 1917)

стр 25
искусство автоархеологии - это путь самопознания, а путь самопознания может быть начат в любой точке пространства
стр 67-68
подобно тому, как бильярдный удар может быть прямым и рикошетным, так и высказывание может быть прямым и "непрямым", и в случае непрямого высказывания роль бортика бильярдного стола, от которого отскакивает шар, будет выполнять уже существующее, постороннее высказывание. Таким образом, при прямом высказывании для достижения цели я говорю нечто своё от себя, а при непрямом высказывании я достигаю цели, отсылая к уже существующему высказыванию. Здесь стоит заметить, что китайская классическая литература, в отличие от литературы западноевропейской, - это царство непрямого, отсылающего высказывания, и это я говорю к тому, что в разных культурах у прямого и непрямого высказывания могут быть различные приоритеты и различные статусы.

Вообще нет и не может быть никакого прямого высказывания. Конечно же, человек, извлекающий из рояля некие созвучия, волен полагать, что тем самым он осуществляет прямое высказывание, но при этом не учитывается, что сам звук рояля может рассматриваться как высказывание тех людей, которые его создавали и которые заставили звучать его так, как он звучит. Причём здесь речь должна идти не о каких-то абстрактных, условных людях, но о конкретных человеческих сообществах, каждое из которых обладает, к тому же, коллективным собственным именем: Бехштейн, Стейнвэй, Рёниш, Циммерман или Ямаха, и каждое из этих имён обладает своим неповторимым голосом.
стр 71
Если Фицкарральдо есть только персонаж, только участник события, то я являюсь одновременно и персонажем и свидетелем того, что происходит с персонажем, причём свидетелем, склонным не только рефлексировать над происходящим, но привыкшим ещё и письменно фиксировать результаты своей рефлексии.
стр 72
Фигура удачливого неудачника должна совершенно по-новому высвечивать смысловое соотношение удачи и неудачи, успеха и провала. В обществе, в котором царит культ успеха, и в мире, в котором успех становится единственным критерием истинности, а между достижением реальности и достижением успеха становится знак равенства, феномен неудачи обретает особенное значение. Неудача превращается в некий альтернативный канал, по которому реальность ещё как-то может послать нам весть о себе. Конечно же, для того чтобы стать таким каналом, неудача должна перестать быть простой, или "неудачной", неудачей и превратиться в некую особенную, "удачную неудачу", то есть в такую неудачу, которая дарует возможность осознать суть происходящего и приводит нас к озарению, вызванному переживанием постижения реальности, - к тому самому озарению, возможность которого в современном обществе прочно блокируется успехом. Так, я думаю, что, только потерпев неудачу, Фицкарральдо смог по-настоящему осознать и оценить то, что он знает и чего никогда уже не узнают индейцы перуанской сельвы.
стр 73
Так или иначе, можно утверждать, что неудачу потерпели все стороны, все участники данной исторической ситуации, и в случае с Фицкарральдо и индейцев, речь должна идти даже не о цивилизационной неудаче, но о неудаче межцивилизационной.
стр 74
Быть музыкантом в мире, который покинула музыка, это, конечно, неудача. Но осознание этого факта есть уже большая удача, и не только потому, что на такое осознание способны очень и очень немногие, и даже не только потому, что это осознание приводит к пониманию реального положения вещей, но потому, что только в этом осознании может зародиться шанс возвращения музыки в мир, если такое вообще возможно.
стр 109
Вопреки всем застроечным и экологическим нормам, фактически вплотную к фасаду нашего дома встала серая стена пятиэтажного офисного здания, построенного благодаря тёмным махинациям председателя правления кооператива Мержановой, путём обмана ослабленной возрастом основной массы жильцов. Если раньше из нашего окна на третьем этаже открывался щемящий вид на каскад московских двориков, на помпезное здание МИДа, и на церковь Воскресения Словущего, то теперь стена не просто перекрывала всё пространство за окном - она вдавливалась через окно в комнаты и заполняла собой всё внутреннее пространство. Я уверен, эта стена сократила дни жизни моего папы, ибо его письменный стол находился прямо перед окном, и он всё время был вынужден видеть её.
Всякий дом есть не столько сам дом, сколько люди, живущие в нём. Дома, о котором я писал, больше нет. История его закончилась.
стр 117
Вспоминается один эпизод из фильма Дэвида Линча "Макхолланд-драйв". На совершенно пустой сцене странный и зловещий конферансье как заклинание повторяет "Здесь нет музыкантов, здесь нет музыкантов...", хотя музыка продолжает непрестанно звучать. Но вот на сцене появляется певица - "плакальщица Лос-Анджелеса", и на какое-то мгновение начинает казаться, что дело принимает более привычный оборот. Однако эта иллюзия длится недолго, ибо певица падает замертво, и тут обнаруживается, что отнюдь не она была причиной того, что воспринималось нами как её пение и её голос, так как этот голос продолжает звучать без каких-либо изменений. Эти слова означают, что музыка не нуждается в человеке. Музыка начинается там, где кончается человек. Рождение музыки связано с упразднением или, лучше сказать, с самоупразднением человека.
стр 122
Когда наше обсуждение с Юровским коснулось "Зимнего пути" Шуберта, я сказал, что общим ориентиром при исполнении "Vita Nova" должна стать песня "Das Wirtshaus", в которой лирический герой Шуберта сетует на то, что ему не находится места на кладбище, мимо которого он проходит, и что ему придётся продолжать свой путь под неподражаемое звучание фа-мажорного трезвучия.

разное

Сегодня - годовщины смерти двух наиболее знаковых фигур политической Испании XX в. - маркиза Примо де Ривера-мл. и генералиссимуса Франко. Вчера убили настоятеля ап. Фомы в Москве о. Даниила Сысоева, сына др. моск-го настоятеля - одного из медийных молодых функционеров РПЦ: есть обычай не говорить о покойниках плохо... из ноябрьских смертей, кроме Гинзбурга, запомнились: Роман Трахтенберг (сегодня, в муз. паузе на эфире), серб. патриарх Павел (15го), Вагрич Бахчанян (12го), Леви-Стросс (1го). У Доброслава был обыск, завели уголовку по ст. 282. Сайт Исламского Комитета Джемаля переехал к иностранцам: http://www.islamkom.org.

среди вчерашних дат - 24 года роковой приватной прогулке Горби и Рейгана (к-й остановился на вилле Ага Хана IV Maison de Saussure, XVII в.) от Fleur d'Eau к Женевскому озеру и обратно. Из воспоминаний посла СССР в США Исраэляна:

"В апреле 1984 на Конференцию по разоружению в Женеву прибыл Буш. Накануне его выступления мне позвонил Садрудин Ага Хан [дядя Ага Хана IV] и сообщил, что 17-го со мной хотел бы встретиться "наш общий друг". <...> "Вашим следующим лидером будет Горбачев", — уверенно заявил Буш. Эти слова врезались мне в память. Через неделю в Москве я доложил Громыко о предложении Буша организовать встречу с Горбачёвым. Громыко внимательно выслушал меня, не прерывал и не задал ни единого вопроса. Когда я закончил доклад, наступило тягостное молчание. Министр смотрел куда-то в сторону от меня и о чем-то напряженно думал. Затем, обернувшись ко мне, он сказал: "Ну, как там у вас дела на Конференции по разоружению?" Я понял, что разговор закончен. Оказало ли американское предложение о встрече с "будущим лидером Советского Союза", сделанное в 1984 г. Бушем, какое-либо влияние на позицию самого Громыко? Ведь именно он предложил избрать Генеральным секретарем ЦК КПСС Горбачева. После своего ухода в отставку из МИДа я все хотел поговорить на эту тему с Андреем Андреевичем. Да так и не получилось".
http://www.usinfo.ru/gorbachov.htm
---------------------------------
недолго размышлял о выразительном притяжении: западные страны и западные части стран (Германия и проч.) Евразии и Африки - явно богаче восточных, в Америке - наоборот... Встретил Simone Kermes на ютубе: в одном из роликов она постоянно смотрела в камеру, и я не отводил взгляд от её зрачков. Ария обернулась глубоким эротическим коннектом к обоюдному удовольствию. Потом я подумал, что это было похоже на страх потерять мысль, казалось, главное - не поддаваться на провокации всего остального, в какой-то момент я был вынужден засмеяться - нервы шалили - но продолжал таращиться без известной мне цели. Однако в процессе были моменты особого наслаждения: охота за зрачками, когда менялся план и место их появления на экране. Она не ускользнула ни разу.

фон: К 23:00 мск первый пучок протонов успешно прошел по всему периметру БАК - он возобновил работу в тестовом режиме, впервые после аварии осенью 2009.

лебрехт

под видом бехштейнов боролись символы: моего отца (детства), матери (школы) и альтернативной, так сказать, карьеры (от Коперника до Отказа): три рояля: владелица одного уехала в Торонто (fa, trefan street - а училась она там же, где и отец - в Ипполитова-Иванова), другой продавался в фортепианной мастерской напротив Кремля (и тоже принадлежал женщине), третий - достался после смерти сестры ученику Курчатова. Вчера в 23ч и произошла та самая кульминация после пика. Победил Кремль, т.е. Школа. Геббельс всё ж отметился: инструмент 1940 года с максимально строгими линиями, без вычурности ранних бехштейнов.

Читаю одну из трёх книг модного в 90-х Лебрехта, к к-му относился с некоторой неприязнью, открыв как-то наугад страницу с пренебрежительным авторским замечанием о весьма достойном, на мой взгляд, музыканте... но сейчас обнаружил в ней гораздо больше того, что подтвердило мою всегдашнюю нелюбовь к Бруно Вальтеру и Тосканини. Вот немного оттуда:

"К тому времени [1888] Королевская венгерская опера обратилась в "полностью утратившую репутацию труппу", которую националисты стремились возвысить до равного Вене положения. Наименее, казалось бы, способным достичь этого кандидатом был неоперившийся чешский еврей, не знавший ни слова по-мадьярски и открыто исповедовавший вагнеровский культ тевтонского превосходства. <...> В ночь первого в Венгрии представления "Золота Рейна" он продолжал дирижировать до тех пор, пока половину сцены не охватило пламя пожара, и зрители первых рядов не разбежались. <...>

Если Тосканини не нравилось какое-то место партитуры, он его переписывал. Когда Равель после парижской премьеры "Болеро" попенял ему на слишком быстрое - вдвое против указанного композитором - исполнение его экстатических ритмов, тот огрызнулся: "Это единственное, что могло спасти ваше сочинение". Шостакович, оскорблённый сделанной во время войны записью "Ленинградской симфонии", сказал: " Я очень рассердился, услышав это". ... Ни единого намёка на подобные упрёки невозможно было напечатать в те времена, когда Тосканини держал интеллектуальную свободу американской прессы в тисках более крепких, чем те кандалы, в которые Сталин заковал "Известия". ... Его записи можно было покупать с полной уверенностью и выставлять на полках гостиной как символ исповедуемых их обладателем культурных ценностей. Иными словами, они исполняли роль "китча" - подставного искусства, однажды определённого Фуртвенглером как проявление "боязни человека, интеллектуального лишь наполовину... что его надуют".

"Вальтер - великий дирижёр, - признавал Шёнберг. - Однако в частной жизни он всегда был гнусной свиньёй, и одна только мысль о нём вызывала у меня тошноту".
--------
UPD к вечеру пришло от lebrecht.co.uk о русском авангарде

тема раскрыта

сегодня один из ДР WWW и, хоть и косвенно, в этой истории засветилось непременное F и ФМ: дело в том, что отец Berners-Lee (фотка Тима с Ага Ханом недолго украшала мой десктоп) работал над софтом для первого в мире коммерческого компьютера (Mark I, Манчестер), к-й продавался Ferranti Ltd (см. Basil de Ferranti). 12 ноября Berners-Lee опубликовал меморандум о создании "Hypertext project", названного "WorldWideWeb" (W3) - "паутины" гипертекстовых документов, которые могут быть просмотрены с помощью "browsers". Предложение это он подготовил с помощью бельгийца Cailliau - пунктирный лейтмотив Бельгии звучал уже этой ночью, когда я слушал запись, сделанную 17 апреля 1944 оркестром Брюссельского радио п/у Fritz Lehmann: Tod und Verklärung Штрауса. Великолепная поэма! Пожалуй, после Метаморфоз, это теперь из него у меня любимое... Другое великолепие встретилось часом раньше: перечитывая Дика, наткнулся на: "Всё, что вы подумаете, может быть использовано против вас".

Маниакальное упорство в борьбе с БСЭ увенчалось успехом, и лавры в этом принадлежат, прежде всего, eldr; вот цитата, после которой я получил от календ.ру письмо со словами: "Хорошо, мы поменяем дату, спасибо за расследование":

"После смерти Шютца в дрезденской Фрауэнкирхе 17 ноября 1672 состоялось его захоронение в церковном склепе (согласно княжеской воле, а не желанию Шютца). Надгробную проповедь прочитал оберхофпредигер Dr. Martin Geier, её потом оттиснули в печати - Lebenslauff - краткое жизнеописание, которое исследователи творчества Шютца считают важным биографическим свидетельством. На первой же странице говорится, что родился Шютц 8 октября, вечером, в 7 часов".

Так что по-ихнему нынче уже

ох уж эта моя торопливость... вот написал утром, что Свифт служил в католическом соборе, а ведь католическим тот был всего три года и задолго до. Но дело, вероятно, не просто в невнимательности - до сих пор упорно называю Шумана Шубертом, когда говорю о некоторых его сочинениях, хотя отлично знаю авторство. Непонятно, как от этого избавиться, хотя некоторые вещи я научился осознавать - напр., какой ногой вхожу (полгода потратил, пока не избавился от такой, казалось бы, мизерной бессознанки). Заинтересовался недавно моделированием ближайших ситуаций, знатоки подсказали, что на эти темы писал Зеланд - почитал его, всё очень похоже на мои опыты. Но неожиданно и почти с ужасом понял, что реальные желания бывают у меня очень редко - не опоздать, чтоб место освободилось на парковке... а вот наманить чемоданчик с евро - не могу найти в себе намерения, просто знаю - что вот это бы хорошо, вот это, надо бы закончить десяток брошенных сочинений - но это всё в голове, а подлинного целеполагания нет. Но какая же радость была, когда я застопил машину там, где они не останавливались 5-6 лет ни разу - что она должна застопиться, я понял за полчаса, а на след. день проверил - остановилась. Забавное наблюдение: оказавшись на перроне в метро и не зная, где именно встать, чтоб двери поезда открылись напротив - я посмотрел вокруг, взгляд зацепился за женщину в красном, встал рядом - да, там они и открылись. Это почти безошибочно работает - ищешь выделяющееся, и оно приводит.

Перечитываю сейчас Бунина, о к-м вспомнил вчера с оказией... вот начало Окаянных дней (1918):
1 января (старого стиля).
Кончился этот проклятый год. Но что дальше? Может, нечто еще более ужасное. Даже наверное так.
5 февраля
С первого февраля приказали быть новому стилю. Так что по-ихнему нынче уже восемнадцатое.
6 февраля
В газетах - о начавшемся наступлении немцев. Все говорят: "Ах, если бы!"
- Раньше, чем немцы придут, мы вас всех перережем, - холодно сказал рабочий и пошел прочь.

----

к стародавним датам я отношусь скептически - но для ДР Руми сделал одно из исключений: он род. 6-го рабиу-ль--авваля в 604 по хиджре, что соответствует 30.09.1207 н.ст. (иногда пишут про 29-е). Сегодня и ДР (по юлианскому? - не уточнял...) автора работы "Шейх Джелал-уд-Дин Руми по представлениям шугнанских исмаилитов", замечательнейшего Александра Семёнова, которого самого называли "Шейхом Туркестана". / Вчерашний гость рассказывал о новых обычаях, возникших в связи с тем, что Узбекистан заминировал границы с Киргизией и Таджикистаном (сегодня, кстати, и годовщина выступления Рахмонова в 1994 в ООН... "спасибо тебе, Рахмонов, за то, что я не на твоём месте" - говорил Далер). Минные поля рядом с кишлаком - провоцируют людей в неуравновешенном состоянии сводить таким образом счёты со своей и чужой жизнью... Влюблённость, побои, отчаяние, даже домашние ссоры - на поля бегут и дети, и девушки и несостоявшиеся мужи. Ужас в том, что они не всегда погибают... / Тема "Волшебной флейты" (см. вчерашний постинг) откликнулась не только ДР Савитри Дэви, но и ДР вишиста Vorilhon'а: символ основанного им движения представляет собою Свастику в Звезде Давида.

Обнаружил отрывок из биографии Людовика II Баварского (Katerina Von Burg, Ludwig II of Bavaria. 1989), где цитируется его дневниковая запись: "Во имя короля [Людовика XVI] я поклялся, что вчерашнее никогда не повторится ... искупив это королевской кровью, святым Граалем".

сегодня (из календаря событий)

Чёрный свет

сегодня годовщина Мюнхенских соглашений, к-е лидеры 4-х европ. стран подписали, впрочем, 30-го утром - не без участия Имама исмаилитов-низаритов. Но завтра интереснее: ДР Савитри Дэви, которой посвятил своего "Героя" Серрано, указавший в собственных книгах название лишь одного муз. сочинения, "Волшебной флейты" - и премьера самой "Волщебной флейты", продирижированной автором.

Читал "Чёрный свет" Корбэна, оттуда:
"Кто-нибудь мог бы спросить Наджма Рази: свершаются ли все эти теофании во внутреннем мире или в мире внешнем? Он ответил бы, что человек, задающий такого рода вопросы, пребывает вне реальной ситуации, где оба эти мира соприкасаются и совпадают: между экзотерическим и эзотерическим существует синхронность и символическая взаимосвязь".

сегодня (из календаря событий)

RSS-материал